ДОКТОР ЭСПЕРАНТО

Пятнадцатого декабря родился знаменитый польский врач-окулист Лазарь Заменгоф, который однако прославился на весь мир отнюдь не благодаря своему таланту целителя. Лазарь Заменгоф - создатель международного вспомогательного языка Эсперанто.
Люди издревле сознавали потребность во всеобщем языке, понятном всем, который бы облегчил торговлю и путешествия, сделал бы реальными совместные международные проекты в самых разных областях. Над проблемой всеобщего языка задумывались величайшие умы человечества: Гален, Декарт, Лейбниц, Ньютон и мн.др. В спорах выявлялись самые разные, порой диаметрально противоположные, точки зрения, сторонников которых однако можно разделить на три лагеря: одни считали, что все языки когда-нибудь сольются в единый язык всех землян; другие думали, что всеобщим станет один из существующих языков; третьи полагали, что международный язык надо создать искусственно. Рассмотрим эти мнения подробнее.
Теория о слиянии всех языков в один при всей своей романтичности не имеет под собой никакой научной основы. История не знает примеров полного слияния двух даже родственных языков. Языки могут вытеснять друг друга, но не могут "сливаться".
Сторонники французского, английского или других "живых" языков встречают справедливые возражения тех, кому замысловатые причуды неродной грамматики кажутся темным лесом. Всякий "живой" язык прошел долгий путь стихийного развития, в результате которого наполнился исключениями, противоречиями, двусмысленностями и другими недостатками, которых в международном языке быть не должно. На популярность английского языка в последнее время сильно повлиял такой закон: чем больше людей пользуются тем или иным языком, тем больше других людей его изучают, тем, следовательно, больше людей им пользуется, независимо от качеств языка. Тем временем, известный английский лингвист Эдуар Сепир так отозвался о своем родном языке: "Кажущаяся простота английского языка покупается ценой сбивающей с толку неясности", а Карел Чапек выразился еще резче: "Возможно, что молчаливость повлияла на манеру англичан проглатывать половину слов, а вторую произносить сквозь зубы; вот почему англичан понять трудно". Всеобщий язык должен быть совершеннейшим из языков. Такого совершенства нет ни у английского, ни у одного другого стихийно возникшего языка.
На всем протяжении своей истории человечество неустанно совершенствовало орудия труда, пройдя путь от палки-копалки до глобальных компьютерных сетей и атомных подводных лодок, - только языковая действительность мира тысячелетиями не подвергалась сознательному совершенствованию, и теперь люди по-прежнему раздроблены в языковом отношении и говорят на языках, практически не изменившихся с доисторических времен. А ведь речь, язык - наш важнейший инструмент, благодаря которому знания и опыт передаются из поколения в поколение, инструмент, без которого мы, без преувеличения, не были бы людьми. Вполне логично наконец подумать о его улучшении. Создать искусственный, продуманный, логичный, всем доступный вспомогательный язык
Первые попытки создания искусственного языка зафиксированы еще у древнеримских авторов. Но, наверное, самым известным и популярным проектом такого рода стал опубликованный Людовиком Заменгофом в 1887 году "Международный язык", вышедший под псевдонимом Докторо Эсперанто, что переводится с этого языка как "доктор Надеющийся". Простота грамматики, богатые возможности словообразования и словарь, корни которого были заимствованы из главных европейских языков (в том числе из русского) обеспечили языку Эсперанто быстрое распространение в Европе, а позже и во всем мире. Так в 1954 году эсперантистское движение подало в ООН петицию, в которой говорилось о необходимости разрешения проблемы вспомогательного языка, за подписью 16,5 млн. человек из 78 стран. На Эсперанто выходят книги и журналы, ведутся радиопередачи, регулярно проводятся международные конгрессы эсперантистов.
Людовик Лазарь Заменгоф родился в 1859 году в Белостоке на территории современной Польши. Мальчик с младенчества видел проблемы, порожденные разноязычием, - в городе, входившем тогда в Российскую империю, говорили на разных языках (русском, польском, немецком, литовском, белорусском) и, конечно, часто не понимали друг друга. Людовик увлекся идеей всеобщего вспомогательного языка, видя сначала претендента на эту роль в латинском, который изучал в гимназии. Однако со временем он разочаровался в излишне сложном для всенародного латинском и с увлечением принялся составлять свой язык. К восьмому классу проект был практически готов, но отец Людовика, чиновник с удачно сложившейся карьерой, сжег показавшуюся ему подозрительной рукопись, случайно найдя ее. Выучившись на врача глазных болезней, Людовик Заменгоф приступил к практике в Варшаве, но не прекратил работы и над международным языком. В 28 лет "доктор Эсперанто" опубликовал свой труд, который принес ему огромную славу. На эсперантистских конгрессах ему рукоплескали тысячи взрослых людей, радуясь при этом, как дети, потому что свободно понимали друг друга. На Третьем конгрессе в Кембридже (1907) его встречали поражавшим своей пышностью и размахом праздничным шествием. Однако вряд ли Заменгофу были по душе эти царские почести. По свидетельству современников он был "болезненно скромным" человеком. Быть может, именно поэтому он не смог увлечь своих почитателей "внутренней идеей" эсперантизма.
Дело в том, что доктор Эсперанто-Заменгоф был "идеалист и мистик", "утопист", "противник материализма и атеизма" - именно так о нем отзываются советские авторы. Свой язык Заменгоф создавал с желанием осчастливить человечество. Он не без основания считал, что политические и экономические конфликты неизбежны и будут всегда, но стремился избавить человечество от самого страшного по его мнению зла - этнических конфликтов. "Если достаточно пропагандировать Эсперанто, он распространится между всеми народами, и тогда люди перестанут быть злыми, поймут, что они братья". Лазарь Заменгоф еще в самом начале нашего века призывал к тому, чтобы "каждое государство морально и материально принадлежало всем его жителям" независимо от принадлежности к той или иной народности, предлагал заменить национальные названия стран на географические: Берлиния, Петербургия, Паризия. Уже на первом эсперантистском конгрессе в 1905 году он заявил, что тесно связанная с эсперанто идея всеобщего умиротворения уже начинает "объединять в единую семью все народы, все слои и все классы человеческого общества". Заменгоф пытался создать новую нейтрально-общечеловеческую религию, которую назвал "хомаранизм". О Боге он рассуждал как о "наивысшей, непостижимой для моего разума силе". Последователи новой религии, гомараняне, представлялись творцу эсперанто в прекрасных храмах, где вместо богослужений будут читаться вслух "произведения великих учителей человечества о жизни и смерти и об отношении нашего я к вселенной и вечности".
Словно в издевку над Заменгофом и его идеями единения народов в день открытия в Париже 10-го конгресса эсперантистов разразилась Первая мировая война, бессмысленная кровавая бойня, унесшая жизни миллионов людей по всей планете. Умер Людовик Лазарь Заменгоф 14 апреля 1917 года в занятой кайзеровскими войсками Варшаве.
Однако интерес к международному языку эсперанто не ослабевал. Как грибы после дождя, по всему миру стали появляться кружки и общества по изучению эсперанто, свидетельствуя о необходимости международного языка ярче любых слов. Но сильные мира сего решали тогда совсем другие проблемы: создавали и испытывали ядерное оружие, раздували локальные, глобальные и даже космические войны, делили сферы влияния. Организация Объединенных Наций, никогда несделавшая ничего противоречащего интересам США, старалась не замечать проблему. Тем временем, если бы в свое время (скажем, в 70-е годы) мы не пошли бы на поводу у англоязычных стран, то могли бы иметь уже сейчас богатый и мощный сознательно созданый коллективом лучших лингвистов мира язык - язык всемирной науки, всемирной экономики, единственный официальный язык всех международных конгрессов, фестивалей, олимпиад, язык просвещения и новой всемирной художественной литературы, доступной всем в подлинниках. Точный, выразительный и легкий в изучении такой язык стал бы еще и небывалым символом свободы и равноправия всех народов, населяющих нашу Землю. Но нет - миллионы людей по всему миру продолжают вынужденно тратить уйму времени, денег и нервов на изучение английского, в большинстве случаев достигая довольно бледных результатов. А между тем, в стремящемся к всё большему единению мире все острее становится необходимость полноценного общения между людьми. И если, делая покупки в магазине, еще можно объясниться на пальцах, то куда как труднее сделать это, проектируя международную космическую станцию или обсуждая методы борьбы с международной наркомафией.
Язык Заменгофа нередко называют излишне упрощенным, "схематичным", обвиняют в неблагозвучности, находят другие (впрочем, спорные) недостатки. Бесспорно одно - громкий успех эсперанто, особенно в странах Азии и Африки, показал острую необходимость в подобном языке, а главное - принципиальную возможность его создания.

Вячеслав ИВАНОВ, 
будучи студентом Северо-Осетинского
государственного университета (Владикавказ).

Обратно на основную страницу